6 месяцев в лесном монастыре Па-Аук в Мьянме

Мы смотрели видео о монастыре Па-Аук, который особо знаменит своим упором на глубокую и интенсивную практику медитации. Я, как обычно, начал ныть:
– Блин, как же у них там круто! Превосходные монахи и йогины посвящают всё своё время медитации! А я вынужден копошиться здесь в этом всём говне!
На что Алёна мне сказала:
– Так давай тебя туда отправим?
Я опешил. Мне такое и в голову не пришло. А ведь правда, почему бы и нет?

Лесной монастырь Па-Аук Тоя под руководством дост. Па-Аука Тоя Саядо – буддийский монастырь традиции Тхеравада. Монастырь предоставляет благоприятные условия для длительной практики медитации – от нескольких месяцев до нескольких лет. Расскажу о своём опыте и впечатлениях.

Переписка с монастырём

Друг рассказал, что монах дост. Лугмопа недавно как раз вернулся из этого монастыря. Он любезно согласился проконсультировать меня. Помимо дельных рекомендаций о поездке в монастырь, дост. Лугмопа поделился своим личным опытом практики в монастыре и общения с Па-Ауком Саядо.

На сайте монастыря я ознакомился с информаций для желающих приехать в монастырь. Отправил письмо в офис монастыря. Деловитый и лаконичный ответ пришёл быстро, я даже удивился.

– Могу ли я приехать в ноябре на 6 месяцев?
– Да, можете.
– Бесплатно ли это?
– Да, бесплатно.
– Могу ли я принять временно монашество? (Совет дост. Лугмопы.)
– Да, можете.
– Даже если у меня есть жена, с которой мы официально не расписаны?
– Да, даже так.

Далее заполнил анкету (Agreement Letter), прислал фото. И уже в следующем письме прислали необходимое для получение визы Sponsorship letter и информацию, как добраться до монастыря.

Всё. Никаких дополнительных вопросов, никаких рассмотрений заявки, и никаких “поздравляю, вы приняты”. Даже не дали мне возможности потомиться в ожидании с мучительным “примут или не примут?”. Видно было, что дело поставлено на поток. Я был очень рад.

Кстати, монастырь также прислал список необходимых вещей, которые надо взять с собой. Мой совет: не берите! Практически всё можно недорого купить на месте, даже не выходя из монастыря (там есть магазинчик, где продают всё-всё, что может понадобиться йогину).

Визу быстрее делать в Таиланде. На тот момент в РФ это занимало около 3 месяцев, а в Таиланде 2 дня. Пожалуй 2 дня лучше. К тому же прямых рейсов из России в Мьянму нет, всё равно лететь через Таиланд.

На самом деле была и ещё более важная причина посетить Таиланд – провести немного времени с любимой женой на прощание. Ведь мы никогда не расставались на такой долгий срок! Не смотря на всё счастье отсидеть ретрит в крутом монастыре, от мыслей о расставании с Алёной становилось грустно ещё задолго до ретрита.

Таиланд

Никогда до этого не были в Таиланде. Ну чё, было супер. Ровно так классно, как об этом рассказывают. Месяц мы чилили в Бангкоке и на острове Панган. Посещали буддийские достопримечательности, ели фрукты, пили кокосы, гоняли на мопеде, валялись в гамаке, дружили с красивой тайской кошкой, меня ужалила медуза, сидели на пороге магазина “Seven-Eleven”.

Кстати, в этом магазине продавали очень блювотный пересахаренный тайский чай от которого меня сразу начинало тошнить, но я почему-то всё равно хотел пить его ещё и ещё. Покупал, пил, тошнило, покупал, пил, тошнило. И так целый месяц.

Каждый вечер на Пангане мы проезжали мимо милых девушек лёгкого поведения, которых я разглядывал во все глаза. Мы всегда радостно махали им, они махали нам в ответ и улыбались. И совсем не важно, были ли среди них трансгендеры. (По-моему, были, но немного.) Какая разница, если человек хороший и красивый?

Познакомились с немецкой парой. Парень сказал, что тоже практиковал тибетский буддизм. Я спросил, в какой школе? Он радостно сказал: “Новый Кадам”. Вот блин! Ох уж эти немцы!

Мы перестали общаться, но не по этому, а потому что, когда мы позже ещё раз встретились на дороге, оказалось, что у меня маленький мопедик, а у него огромный мотоцикл. Шутка. Просто не обменялись контактами и потерялись.

Виза

Визу получал в посольстве Мьянмы в Бангкоке. Отдал документы, забрал через сутки. Никаких проблем. Мне дали 2х-месячную медитационную визу, а администрация монастыря в Мьянме занялась продлением визы до 6 месяцев, уже когда я прибыл.

Мьянма

Пришло время Алёне улетать в Россию, а мне в Мьянму. Расставаться было очень грустно, хоть и всего на 6 месяцев. Я почти плакал. А может и плакал. Да, я плакал, как девчонка. А может и не плакал. Не помню уже. Алёна сказала, чтоб я перестал сопли распускать, “соберись, тряпка”. Шутка. Не было такого. Но расставаться было очень грустно. Я может быть даже плакал.

Посадил Алёну на самолёт в аэропорту Суварнабхуми, сел на бесплатный автобус до аэропорта Дон-Муанг. В нём повсюду спали люди прямо на полу.

Прилетел в Янгон. В глаза бросился контраст между Таиландом и Мьянмой: первый гораздо аккуратнее и побогаче. У меня скудный опыт в путешествиях, поэтому я с опаской шёл по новой для меня неблагоустроенной стране, не зная, чего ожидать.

Нашёл хостел, но он не вызывал у меня доверия – был похож на деревенский дом в частном секторе южно-азиатской страны, поэтому я не решился там остановиться. Довольно скоро я узнал, что люди в Мьянме тёплые и добродушные, поэтому бояться было на самом деле нечего, но на тот момент я решил найти что-нибудь более понятное для меня.

В простенькой кафешке я пил кока-колу и искал отель. Молодая девушка, работница кафе, не стесняясь меня или кого-либо ещё, пела песню! Позже я встречался с этой милой особенностью мьянмцев ещё пару раз. Например, громко пел поп-песни строитель у нас в монастыре.

Нашёл стандартный отель. Меня довёз таксист, который сначала загнул слишком большую цену. Я отказался и пошёл пешком, он догнал меня и предложил цену в 2 раза дешевле. Другое дело. В итоге мы подружились.

Вечером подумал прогуляться, но всё ещё опасался. Крупнейший город Мьянмы совсем не был похож на город в моём понимании, скорее на деревню. К тому же я не встретил ни одного иностранца. Решил загуглить, есть ли преступность в Янгоне. Разумеется, если так спрашивать, то Гугл обязательно подстроится: “О да, преступность в Янгоне есть! Ещё какая! На прошлой неделе человека ЗАРЕЗАЛИ, Женя! ЗАРЕЗАЛИ!!” Не смотря на это, я всё-таки решил погулять.

На меня с интересом смотрели все. Ко мне подходили и что-то говорили дети. Пьяный мьянмский мужик подошёл со мной сфотографироваться. А вообще, на улице был полный расслабон. Подростки пели под гитару у реки. Неспешно гуляли люди.

Больше всего меня удивила атмосфера в ближайшем буддийском храме (а они там повсюду): громко играло ямайское рэггей, взрослые отдыхали, много-много детей бегали по ступам, ползали по статуям будд и по другим святыням. Это был так круто! Я попытался представить нашу православную церковь, где люди просто слушают рэггей, танцуют, отдыхают, болтают, по алтарю бегают дети… Я очень уважительно отношусь к Православию, но такой картины представить не смог. Хотя может быть где-то такое и бывает.

Мне было грустненько, я уже скучал по любимой жене, едва с ней расставшись. От грусти я решил выпить пива “Мьянма”.

Таксист

Любезный таксист в течение двух дней возил меня по моим делам в Янгоне и помогал мне. Отвёз меня на автовокзал, где помог купить билет до Моламьяйна. Вокзал там похож на безумный базар, не знаю, как бы я разобрался без таксиста. Потом он отвёз меня на рынок, где ходил со мной по лавкам, общался с продавцами, помогая мне купить всё, что мне нужно из списка. Потом бесплатно и по своей инициативе повёз меня в храм с большим Буддой, чтоб показать мне. В утро последнего дня он отвёз меня на вокзал, угостил там чаем за свой счёт, и посадил на автобус. Ещё он сказал, что тоже практикует медитацию.

Дополнительная история: Языковой барьер в Мьянме.

Монастырь Па-Аук

Несколько часов я ехал на автобусе через Мьянму. Зелёная, жаркая, влажная. Много буддийских ступ повсюду. Много буддийских храмов. Некоторые города и деревеньки выглядели бедненько, а некоторые даже ничего.

Заранее попросил водителя остановить у ворот монастыря Па-Аук, он понял где это. И вот я наконец стоял перед воротами.

Я офигел, какая большая территория у монастыря. Скорее не монастырь находился в лесу, а лес в монастыре. Минут 40 добирался до мужской части монастыря, пройдя сначала через женскую и центральный офис. По пути оказалось, что он довольно людный – встретил много монахов, монахинь, мирян, мирянок, даже тусующихся подростков, пару байков и машин.

Старый монах знаком показал мне поклониться Будде, когда я проходил мимо статуи. А Будд на территории очень много! В течение 6 месяцев я постоянно открывал для себя новую статую где-то в чаще леса или закоулках монастыря. Но, кстати, кроме этого монаха никто никогда больше не требовал от меня кланяться статуям на территории. Получился такой символический первый поклон.

Наконец, я дошёл до мужской зоны монастыря в самой глубине территории. В офисе меня встретил пожилой монах с густыми седыми бровями, который чем-то напомнил мне моего первого учителя Мьонг Гонга Сунима. Выглядел он круто. Он задавал мне много вопросов на хорошем английском. Взял мой паспорт. Я был уверен, что это монах, отвечающий за приём новичков. Но он сказал:
– А, да нет. Я просто библиотекарь. Слежу за библиотекой.

На самом деле новичков принимал монах-администратор дост. Кумуда. Но его не было. А что там делал библиотекарь, я не знаю. Пришёл специально, чтоб встретить меня, похоже. Мы некоторое время сидели с ним вдвоём. Я спросил, как его зовут, он повторил несколько раз, но я так и не смог выговорить. Сказал, что я могу называть его просто “Библиотекарь”. Ещё он первым дал мне инструкции по медитации. А позже тем вечером, я решил пропустить вечернюю групповую медитацию, и случайно опять встретил его. Он настоял, чтоб я не халявил и шёл медитировать.

И он пропал. Я жил там 6 месяцев, но никогда его не видел. Ни на завтраке, где были все монахи (вообще их там было много, потому я мог его не заметить), ни в залах для медитации (он был довольно стар, и возможно медитировал у себя в кути), ни где-либо ещё.

Но самое главное – библиотека. Уж в неё-то я наведывался регулярно. И никогда не видел там этого Библиотекаря! Там дежурили молодые монахи. Один из них, когда я брал очередную книгу, спросил меня, откуда я. На мой ответ “из России” он ломанным языком сказал: “Выладымыр Путин!” Я сказал, “да-да, Путин”. Кстати, а в другой раз в другом месте два пожилых монаха, узнав, что я из России перечислили по памяти всех глав Советского Союза начиная с Ленина и до Горбачёва! Даже я их всех не помню. А ещё, когда я был в больнице, врач, сделав мне укол, весело сказал мне:
– Владимир Путин!
– Ваш друг? – спросил я, и врачи все вместе залились весёлым смехом.

В общем, Библиотекаря в библиотеке никогда не было. И только однажды он появился. В тот раз я решил почитать за столом в самой библиотеке. Вечерело. Библиотекарь появился откуда ни возьмись, заботливо включил свет у меня над головой, чтоб мне было удобнее читать книги по Дхамме, и ушёл. Больше я его никогда не видел.

(Тем кто был в Па-Ауке, не надо портить мне историю, “да я знаю этого библиотекаря! Его зовут так-то и так-то, и обитает он там-то и там-то! И вообще он так себе монах!” Нет, для меня в моём чистом видении он останется старцем, который встретил меня, дал мне инструкции по медитации, зажёг для меня свет Дхаммы. :-)

Дополнительная история: “Мы потеряли ум“.

Библиотека

Кстати, раз уже заговорил, следует сказать об этом пару слов. Библиотека там очень крутая! Приятное тихое удобное помещение. Куча книг на мьянмском, разумеется весь канон на пали. Но также и много офигенных книг на других языках, даже на русском, в основном на английском. Причём книги не только по Тхераваде, но и по тибетскому буддизму, дзэн, и вообще небуддийские книги тоже. Книги ЕС Далай-Ламы, несколько книг Алана Уоллеса, но даже и Кена Уилбера, и все книги Экхарта Толле в нескольких экземплярах! Многие европейцы, включая меня, были завсегдатаями библиотеки. Можно было брать хоть по 10 книг на любой срок, чем многие и пользовались, в том числе и я. Мы упивались книгами, как могли. Хотя учителя не рекомендовали читать больше 45 минут в день, чтоб сильно не отвлекаться от медитации.

Природа

Лесной монастырь в джунглях, кишащих насекомыми, рептилиями, разными животными, и все целыми днями друг друга убивали. Даже мне досталось.

Не считая насекомых, больше всего было рептилий. За всё время я увидел около 100 змей. Самых разных окрасок они ползали повсюду. Один монах рассказал, как на него упало несколько змей. В остальном, местные даже не обращали на них внимания. Один раз я увидел, как много возбуждённых монахов шумели: “Кобра! Кобра!” Только редкий гость кобра заинтересовала монахов.

Очень много белок! Однажды я и несколько монахов медитировали на балкончике с видом на джунгли. Я сидел с закрытыми глазами, но вдруг белки что-то уж сильно расшумелись, и я решил посмотреть. Куча белок устроили дичайший беличий угар: словно обезумевшие они носились по деревьям и лианам туда-сюда друг за другом громко крича. Это продолжалось минут 30. Я обратил внимание, что уже никто из моих соседей не медитирует, все смотрели на беличье сумасшествие, а в глазах читалось: “Что чёрт возьми происходит?”

А по ночам этих белок терроризировали огромные летучие мыши-вампиры. Они налетали на белок, иногда я слышал стук упавшей белки, ударившейся об крышу. Однажды я возвращался с завтрака и краем глаза увидел как-будто бы распятую белку на дереве. “Да не, не может быть,” – подумал я и прошёл мимо. Но всё же повернулся посмотреть… РАСПЯТАЯ БЕЛКА! Похоже кто-то подобрал мёртвую белку и решил высушить, чтоб забрать её шкурку. Выглядело крипово.

Много разных птиц. Были чёрные, похожие на ворон, издававшие много страннейших для птицы звуков, напоминавших дабстеп. А ещё стаи безумных мега-шумных какаду, которые ну очень громко и регулярно орали как бешеные, по-настоящему отвлекая от медитации.

Ещё скорпионы, большие сколопендры и пауки. Разные жуки, адские муравьи, которые сжирали всех, кто им попадался. И меня кусали постоянно.

Много ящериц разных размеров и расцветок. Некоторые были похожи на дракончиков. А ещё тысячи лягушек. Огромные отвратительные жабы и мелкие склизкие лягушки. Несколько раз я вскрикивал от отвращения, когда лягушка запрыгивала мне на ногу.

В туалетах и душах тоже всё время тусили лягушки (а ещё в одном душе видел каких-то червей). Один раз, когда я шёл мыться, европейский парень сказал мне:
– Чувак, будь осторожен. Там в душе лягушки, и я не знаю, являются ли эти ядовитыми.

Что?? Тут и лягушки ядовитые?

Кути

Сначала меня поселили в двухместной комнате. Было пыльновато, поэтому я убрался и помыл полы. Позже я попросился переехать в отдельный домик – кути (не знаю, мужской или женский род у этого слова) – мотивировав это тем, что я приехал серьёзно практиковать, а в общем здании, где мне дали комнату, слишком шумно.

Домики (кути) практикующих

Мне дали кути, в котором до меня жили какие-то засранцы. Я очень долго там убирался, нашёл окурки, и даже вырванный с корнем зуб. Через 4 месяца я переехал в другую кути, где до меня тоже жили засранцы, и они тоже курили, но всё же там было почище, и не валялись вырванные зубы. Но мне всё равно пришлось опять долго убираться.

Монастырь очень гостеприимен по отношению к иностранным практикующим. Помимо того, что иностранные монахи стояли первыми в очереди за едой, простым иностранным монахам, наравне с уважаемыми мьянмскими монахами, давали самые лучшие домики из камня с личным санузлом. Некоторые домики прям люксовые, со сплит-системой и другими удобствами.

Кути монаха

Мирян-иностранцев без проблем селили в кути, но попроще. В моём деревянном кути была розетка, лампа, кран с водой, но не было санузла. Общие душ и туалет были в 5-10 метрах.

Это уже после уборки, разумеется

Большинство рядовых мьянмских монахов жили в общежитии, а не в отдельных домиках. Хуже всех жили мьянмцы-миряне: их размещали в тесных бараках по 8 человек. А в праздничные дни, когда мирян заезжало много, они спали даже на улице. И в очереди за едой они стояли самые последние, пропуская вперёд нас, мирян-иностранцев.

Питание

Монахи в очереди за едой

Питание очень классное. Даже слишком. Правда были и такие, кому мьянмская еда не подходила. Два раза до обеда. Более лёгкий ранний завтрак, состоявший из какой-нибудь лапши. И часов в 10 утра основной приём пищи, очень плотный. Некоторые серьёзные практикующие ограничивались только одним приёмом пищи. В интенсивной фазе ретрита я тоже ел только один раз в день в течение месяца. В подходящей обстановке это совсем не сложно, оказывается.

Так много сладостей приносили миряне-прихожане в качестве подношения монахам и йогинам.

После полудня есть нельзя. Вечером миряне раздавали желающим напитки – бодяженные соки с сахаром. Один раз я отравился этим напитком, и больше не брал.

Ещё после обеда можно было есть сахар. “Что? Сахар?” – спросите вы. Да, сахар. Т.к. это всё, что можно есть после обеда в монастырях, мьянмцы выдумали много разных видов вкусного сахара, который напоминал скорее конфеты. Очень вкусные. Мой друг Кайл постоянно дарил мне эти сахарные конфеты, оставляя для меня на крыльце моей кути. Мне пришлось написать ему письмо:

Дорогой Кайл!

Спасибо тебе большое за твою заботу! Я это очень ценю. Но пожалуйста, не дари мне больше эти конфеты, потому что вместо того, чтоб есть их понемногу, я от скуки сжираю их все разом, весь пакет, воспалённый медитацией мозг не даёт мне остановиться, а на следующий день ты приносишь мне ещё. Мне очень тяжело писать это письмо, потому что эти конфеты мне действительно нравятся. Но мне приходится, потому что моя слабость уже создаёт помехи медитации. Ещё раз спасибо тебе, дорогой друг!

Дополнительная история: Необычный завтрак.

Распорядок

В монастыре круглый год одно расписание.

3:30Подъём
4:00-5:30Утренние песнопения, Групповая медитация
5:45Завтрак (зависит от времени рассвета)
7:00-7:30Уборка, Личное время
7:30-9:00Групповая медитация
9:00-10:00Интервью с учителем, Медитация ходьбы, Личное время
10:10Ланч
13:00-14:30Групповая медитация
14:30-15:30Медитация ходьбы
15:30-17:00Групповая медитация
17:00-18:00Рабочий период, Личное время
18:00-19:30Вечерние песнопения, Групповая медитация
19:30Речь Дхаммы на мьянмском

По расписанию в день выходило около 7,5 часов сидячей медитации. Но при желании можно было отсидеть 12 часов и больше: ещё помедитировать вместо завтрака, заменить медитацию ходьбы на сидячую медитацию, помедитировать в перерывах после еды, и помедитировать подольше вечером.

Все миряне-йогины в монастыре должны следовать 8 обетам упосатхи. Обеты принимались каждые две недели в упосатха-день, на котором также давали речь Дхаммы на английском для иностранцев. Речи были интересными, разбирали что-нибудь из сутт на пали, в основном прямо касающееся практики медитации.

У мьянмцев речь Дхаммы была каждый день вечером после медитации, но в основном там для них просто включали аудио-записи речей Па-Аука Саядо. Кто-то слушал сидя в зале, кто-то бродя вокруг зала.

Учителя

Дост. Ковида Саядо

По утрам надо было ходить на интервью, где небольшими группами 5-15 человек принимал учитель. Можно было задать вопросы учителю. А если вопросов не было, то можно было и не ходить. А можно было всё равно прийти, чтоб послушать. Я ходил только когда у меня были вопросы. Интервью были групповыми, но один раз я без проблем договорился на индивидуальное интервью, так как вопрос был слишком личным, чтоб озвучивать его при всех.

Сначала там был учитель дост. У Камса Саядо, я попал к нему всего один раз. Потом он уехал, и вместо него был дост. Ковида Саядо. (Боюсь, как бы не стали блокировать мой пост из-за его имени созвучным с модным вирусом.) Всем новеньким учителя давали стандартные инструкции по медитации анапанасати.

Я сказал дост. У Камсе, что не могу сидеть с закрытыми глазами, так как годами медитировал с открытыми, и у меня буквально не закрывались глаза. Он всё равно настоял, чтоб я медитировал с закрытыми. Я сказал, что не получается. Он спокойно продолжил гнуть свою линию. В итоге я и вправду переучился за недельку, но с тех пор я не могу медитировать с открытыми!

Получив от учителей всё что мне нужно, я ходил на интервью не часто, предпочитая попрактиковать. Один практикующий рассказал мне, что он всё равно посещает интервью, потому что иногда туда приходят с вопросами крутейшие медитаторы, и уровень их бесед с учителем вдохновляет.

Мой личный опыт с учителями. Очень хорошие учителя. В чём-то традиционные, консервативные и догматичные, а в чём-то на удивление гибкие. Безусловно опытные. Но при всём уважении и моей высокой оценке, я понял, что моему складу ума больше подходят другие учителя. При этом я уверен, что учителя монастыря Па-Аук могут грамотно наставлять учеников от самых начальных ступеней, и оставаться компетентными проводниками вплоть до самых глубоких медитативных реализаций.

Я задал под запись на диктофон ряд вопросов дост. Ковиде Саядо, но диктофон подвёл меня, запись не записалась. Что-то я восстановил по памяти и дневниковым записям: Беседы с досточтимым Ковидой Саядо.

Теория

Дост. Па-Аук Саядо

Как и учителя других традиций дост. Па-Аук Саядо утверждает, что он передаёт истинное учение Будды на основе Типитаки и комментариев. Как я заметил, основное внимание уделяется Махасатипаттхана-Сутте и Висуддхимагге. При этом дост. Па-Аук Саядо первоклассный знаток всего палийского канона, и бесконечно цитирует самые разные сутты и комментарии.

В общем и целом учение в монастыре – традиционная Тхеравада со всеми основными составляющими: 4 благородные истины, 8-ричный путь, 3 тренировки, 3 характеристики бытия, зависимое возникновение, саматха, випассана и т.д. Знатоки найдут расхождения с другими системами Тхеравады – Гоенки, Махаси Саядо, Тайской Лесной Традиции и разными мьянмскими, тайскими, шри-ланкийскими линиями. У меня нет достаточной квалификации, чтоб обсуждать это.

Тем менее, один из ключевых споров мне интересен. Суть полемики в том, чем же всё-таки являются джаны – глубокими труднодостижимыми медитативными состояниями или это нечто более доступное; сопровождается ли джана абсорбцией, поглощённостью, при которой 5 чувств отключаются от внешнего мира или же практикующий может осознавать происходящее вокруг; является ли достижение джаны в саматхе необходимым для практики випассаны или же наоборот притягательное блаженство джаны может послужить препятствием на пути. Этот диспут даже получил название “джана-войны” (jhana wars), и вопрос слишком большой, чтоб разбирать его в пределах данного поста.

Вкратце скажу, что дост. Па-Аук Саядо считает достижение джаны или сосредоточения доступа (упачара-самадхи) необходимым условием для развития мудрости, практика саматхи предшествует практике випассаны. Поэтому большая часть практикующих в монастыре занята именно достижением джаны, и весь уклад монастыря устроен вокруг этого.

Практика

Практика во всех школах буддизма начинается с тренировки в нравственности (“сила” на пали), формально это следование обетам. Все йогины-миряне на территории монастыря берут 8 обетов, саманеры (монахи-послушники) 10 обетов и 75 правил, бхикку (монах) 227 обетов, 8-10 обетов для монахинь.

Кстати, в этом монастыре очень лёгкая процедура становления монахом-саманерой. Так что, если хотите попробоваться – без проблем. Пройти пару недель лекций, лёгкий экзамен и вот вы уже в монашеском облачении. Выглядите так же, как и полностью посвященный монах (для тех, кто хочет наделать фоточек на память). И ещё вам дадут классное жильё, о чём я говорил выше.

Вход в главный двухэтажный зал для медитации

Далее самадхи – практика саматхи. В Висуддхимагге предлагается 40 объектов для медитации, но подавляющему большинству начинающих в монастыре Па-Аук дают анапанасати – наблюдение за дыханием. За всё время я видел только одного человека, которому дали другой объект – 4 элемента. Но я и далеко не со многими общался.

На первой встрече учитель даёт инструкции следить за дыханием в точке анапана-спот – у ноздрей и верхней губы. Можно помогать себе счётом дыханий до 8. Классическая техника. Дальше у вас начинают появляться ментальные знаки сосредоточения – нимитты, которые становятся вашим следующим объектом медитации. Далее сосредоточение развивается до глубоких состояний упачара-самадхи, 4 джан и 4 бесформенных достижений. На основе упачара-самадхи или джаны можно переходить к практике випассаны, всеобъемлющего исследования природы реальности. Примерно так, если совсем вкратце. Подробнее смотрите в материалах в конце статьи.

В общем, условия в монастыре направлены на поддержание глубокой практики медитации. Рекомендуется держать молчание. Не рекомендуется пользоваться интернетом, хотя многие немного пользуются, в том числе и я пользовался, совсем немного. Советуют 100% времени тратить на медитацию – сидите ли, идёте ли, стоите ли, кушаете, моетесь или убегаете от лягушек – держите внимание на дыхании.

В монастыре больше ничего не надо делать – только медитировать. Формально есть время уборки, но никто не будет заставлять убирать. Можно помочь на кухне, но тоже никто не заставляет. Я вот на кухне не работал (но регулярно убирал территорию и санузлы, так что не надо на меня так смотреть).

Там было много монахов, которые не особо интересовались медитацией. Я слышал, что у них в Мьянме принято, как у нас с армией: не побыл монахом – не мужик. Среди западных практикующих бывали просто залётные путешественники, блогеры и т.д. Но было много очень серьёзных практикующих – как среди монахов, так и среди мирян.

Личный опыт

Личный опыт у меня был офигеннейший. За исключением помех, о которых ниже, условия для заинтересованного практикующего – весьма хорошие. Нигде и никогда у меня не было такой сильной и стабильной практики медитации как там. Я медитировал, читал о медитации (иногда больше, иногда меньше), писал свои инсайты о личный практике, которые лились водопадом. При этом я не скажу, что всё всегда было исключительно хорошо. Как обычно были свои взлёты и падения, хорошие дни и плохие.

Иногда была сильная тоска, как будто я старый человек, который перед смертью вспоминает свою жизнь. Иногда я летал над землёй в лёгком блаженстве. Иногда было грустно. Иногда весело. Пару раз при хорошем намедитированном общении я с собеседниками ухахатывались с чего-нибудь до слёз и соплей.

Сетки – от комаров

Не смотря на формальное расписание, я был предоставлен сам себе. За мьянмцами ещё как-то следили, им вообще не позавидуешь, а к иностранным практикующим относились очень лояльно, и не трогали. Я видел одного европейского практикующего, который вообще не ходил ни на какие медитации, а только сидел на крыльце своего кути с блаженной улыбочкой. В какой-то момент, кстати, я и сам перестал ходить в зал на совместные медитации, но не от лени, а исключительно из соображений большей эффективности – мне лучше медитируется одному. Я спросил разрешения у учителя.

Было много замотивированных на практику людей. Периодически каждый из нас уходил в более строгие затворы, прося других не отвлекать разговорами, даже приветствиями. Все относились к этому понимающе и с уважением. В такие периоды интенсивных медитаций если всё-таки кто-то по незнанию подходил с разговором, даже кратким, это буквально чувствовалось как боль – настолько порой ум был привязан к безмятежности. Некоторые могут сказать, что это не очень хорошо. Как бы там ни было, я просто рассказываю про такой интересный эффект.

Помехи медитации

Шум

Удивительно, но монастырь в Мьянме – не самое лучшее место для практики саматхи, имхо. Там много людей, много собак, которые постоянно гавкают, петухов, которые постоянно кукарекают, сумасшедших какаду, которые всё время дичайше орали. А ещё там были монахи, которым было лень медитировать, и они постоянно подметали даже во время групповой медитации: “шарк-шарк-шарк-шарк”. Для людей спокойных и для мьянмцев, которые вообще очень привыкшие к шуму, это всё может и нормально, но не для меня. Всё же надо сказать, что я там выработал небывалую толерантность к шуму во время медитации.

Климат

Я южный парень, и жара для меня не проблема, но всё же нужно упомянуть специфический жаркий влажный климат. В один особо жаркий день, помню, многие пошли покупать вентиляторы. Я вентиляторы не люблю.

Это всё только часть территории монастыря

Паразиты

Когда я заехал в свой первый домик, я увидел там миленьких жучков. Я потыкал одного из них пальчиком: “Привет, жучок! Хи-хи! Какой милашка!” Жил я в этом кути поживал, медитацию практиковал. Иногда находил на себе много красных укусов и причитал: “Долбанные комары! Как?! Когда они успели?” И только спустя 4 месяца закрались подозрения… “Подожди-ка, а как выглядят клопы?” До этого я никогда их не видел. Посмотрел в интернете… КЛОПЫ!!! КЛОПЫ!!! ЭТИ “МИЛЕНЬКИЕ ЖУЧКИ” – ЭТО БЫЛИ КЛОПЫ ВСЁ ЭТО ВРЕМЯ!!!

Я снял с кровати покрывало и ужаснулся – их там были полчища! Навскидку я насчитал около 200 штук! И всю эту колонию я вскормил своей кровью. Я позвонил жене чтоб пожаловаться, а она вместо того чтобы пожалеть меня, сказала, что я типа как Дайнерис Таргариан – только Матерь Клопов, а не Драконов.

Моя клоповая кровать

Я попросился переехать в другую кути, но перед этим у меня были пару бессонных ночей на клопиной паранойе. И детальнейших шмон всех своих вещей на предмет клопов. Многие вещи и подушки для медитации пришлось выкинуть. Клопы залезли даже в мой ноутбук.

В новом кути я на паранойе просыпался по ночам, и судорожно начинал фонариком выискивать клопов. И так продолжалось несколько ночей. То есть, я получил психическую клоповую травму. Но в новом кути клопов не было.

Кроме клопов, я пару раз поймал на себе блох и вшей. Но только пару раз, и это наверное от контакта с собачками. Ещё были глисты. Но с этим справиться было легко, в мед. пункте мне дали глистогонные таблетки. И вообще таблетки от паразитов там периодически дают всем.

Ещё одного практикующего прям в зале для медитации укусил какой-то жук, от чего его сутки поносило и рвало.

Ещё были муравьи. Они не давали мне нормально лежать йога-нидру – кусали меня. А однажды ко мне в домик заползли миллионы муравьев. Я не спал полночи, пытаясь их выгнать.

Ещё в какой-то день по всему монастырю повесили плакаты с предупреждением о том, что наступил сезон элефантиаза. Можете посмотреть в интернете фото этой ужасной болезни. И такие висели в монастыре. Паразиты элефантиаза переносятся комарами, поэтому рекомендовалось не давать комарам себя кусать. Что?! Как можно в лесу не допустить, чтоб тебя укусил хоть один комар? Что за жесть!

В объявлении было написано, что один из первых признаков элефантиаза – странные ощущения в ногах и припухлость. Вообще, если сидишь по 7-8 часов медитации в день, то странных ощущений в ногах и так не избежать. Я высел на измену. Пошёл к врачу и сказал, что всё – у меня точно элефантиаз. Все признаки.

Он меня внимательно выслушал, осмотрел, и сказал, давайте немного подождём, посмотрим как будут развиваться события. Подождём, пока у меня ноги и гениталии не станут как у слона?! Но всё-таки я, конечно, подождал, и ноги опухать не стали. Врач сказал, что я зря беспокоюсь, что все эти плакаты просто для профилактики, на самом деле элефантиазом заболевают не так уж и часто.

В общем, паразиты. Но это не так прям страшно, как может показаться из моего рассказа. Там это как-то вполне естественно, где-то на фоне. Серьёзно, если подумываете поехать в южно-азиатский монастырь, то пусть паразиты вас не останавливают. К тому же, такие приключения с паразитами из всех, с кем я общался, были только у меня – больше никто особо не жаловался (кроме парня, который заехал в ту клоповую кути после меня).

Царапина и столбняк

Ещё в Таиланде я поцарапал ногу. Алёна сказала мне, что царапину надо срочно залечить. Царапину? Ха! Сама заживёт, как обычно. Но оказалось, что я сильно был не прав. В жарком влажном тропическом климате царапина не заживала, становилась всё хуже, глубже, больше, кровавее и гнойнее. В итоге, к моменту когда я приехал в монастырь, я уже едва волочил ногу. Мне было больно ходить и медитировать. Я не буду показывать вам фото того, что стало с моей ногой, потому что некоторых может стошнить. Когда меня свалила температура и озноб, я решил, что наверное всё-таки схожу к врачу. Врач обработал рану, дал мне гору лекарств, и сказал, что у меня может быть столбняк, поэтому надо ехать делать прививку. Всё обошлось. Сейчас у меня большой шрам на ноге. Будьте внимательны, не повторяйте моих ошибок!

Разное

Ну ещё у меня временно была аллергия на плесень и проблемы с дыханием. Пару раз я травился и меня поносило. Простужался, потому что зимой днём было жарко, а ночью прохладно.

А в один день я вообще оглох на одно ухо! Просто обнаружил, что вообще не слышу правым ухом. Ноль звука! Пошёл к врачу. Он сказал, что это пройдёт. И правда прошло.

Ещё там случались случаи воровства. Но меня не обворовывали.

Наивкуснейшая еда

Хватит о всяких гадостях. Ведь препятствия к практике бывают и приятные. Вы не поверите, но препятствием была еда. Там настолько вкусно и до отвала кормят, что просто пипец. В начале я разговаривал с одним парнем, и мы сошлись на том, что питаясь только до полудня, мы скоро легко сбросим лишний вес. Но не тут-то было. Мне пришлось садиться на диету, чтоб не уехать из монастыря жирнее, чем я приехал. Но дело даже не в лишнем весе. Обилие еды и, особенно, сладостей вредили моей медитации.

Офигеннейшие люди

Ещё одно сильное и приятное препятствие. Для успешной практики саматхи желательно держать молчание. Но порой это было невозможно с такими классными людьми, которых я там повстречал. Я познакомился с очень интересными практикующими из России, Украины, США, Австралии, Великобритании, Германии, Испании, Кореи, Вьетнама и других стран. При том, что я старался максимально сократить общение, и действительно делал это, иногда не проронив ни слова по многу дней. Но всё же порой так само собой выходило, что я с кем-то начинал разговаривать, нас прорывало, и мы говорили 4-6 часов подряд! И такой опыт был не только у меня! Я не жалею об этих классных интересных беседах. Но с точки зрения медитации такой момент надо иметь ввиду.

Дополнительная история: Новый друг.

Красивые женщины

Ха-ха, это на самом деле не было большой проблемой, но просто вспомнилось, решил рассказать. В монастырь регулярно приходили верующие миряне и мирянки, прихожанки. И иногда приходили просто очаровательнейшие мьянмки, все ухоженные в красивых ярких традиционных юбках, подчёркивающих их божественные формы. Как-то приехала целая группа нереальных красавиц, что я, конечно, прям отвлёкся от медитации: “Вау! Ничё се!! А таких вообще можно сюда впускать?” Но этим всё и ограничилось.

А один раз я встретил там заезжих европейских туристок, которые остановились на одну ночь. Они были хороши собой. Но ничего такого, я бы и внимания не обратил на их приезд, если бы один американский парень не поделился, что он был просто повержен, нокаутирован их появлением! Его любовное потрясение длилось несколько дней. Он выглядел так, будто ему ударили кулаком между ног. Это было забавно видеть, потому что он был одним из самых-самых-самых серьёзных практикующих, что я видел, неустанно медитирующий 24 часа в сутки, едва ли отвлекающийся хоть на что-то.

Итог

Не смотря на все эти ужасные и прекрасные препятствия монастырь Па-Аук – это очень крутое место для практики медитации. Я встретил там несколько человек, которые приезжали по второму-третьему разу. Некоторые жили там по 1-4 года. А некоторые даже остались там совсем и приняли монашество, хотя изначально этого не планировали.

Монастырь Па-Аук – место, которому я бесконечно благодарен! Эти 6 месяцев несомненно один из важнейших периодов в моей жизни.

Если есть возможность – поезжайте. Прекрасный вариант углубить свою практику! Если нет возможности – не беда. Медитируйте!

Видео

Не судите строго. Снял на старый смартфон. Голос записал на микрофон ноутбука. Друзья сказали: “Зря ты это в начале пафосно фразы Будды и Шантидевы вставил. Грузишь.” Да, наверное попроще надо было.

Полезные ресурсы


Поделиться:

Добавить комментарий